Шахтерский поселок


1967

Поселок Комсомольский (микрорайон Скопина)

Населенный пункт появился в 1932 году. В его окрестностях располагались шахты Подмосковного угольного бассейна. В лучшие времена в Комсомольском жили три с половиной тысячи человек. На заработки сюда целыми семьями приезжали не только из соседних деревень, но и из Украины и Белоруссии. Да это и неудивительно, ведь пока велась добыча бурого угля, инфраструктура в поселке была развитой: больница, ясли, детский сад, школа, два клуба, магазины. Шахтерам предоставлялось жилье.

В середине восьмидесятых годов разработки прекратились. Постепенно люди стали разъезжаться. Сегодня в Комсомольском прописано около пятисот человек, в основном – пенсионеры и переселенцы из ближнего зарубежья.
Хоть данный поселок находится в четырнадцати километрах от Скопина, он с 2004 года официально получил статус городского микрорайона. Однако на качестве жизни местного населения это никак не сказалось.


Место силы

На территории поселка возвышаются, как горы, терриконы шахт №№ 44 и 46. Это местная достопримечательность. Как рассказал сотрудник Скопинского краеведческого музея Николай Васильевич Гладких, шахты в Комсомольском были неглубокие, пласты маленькие – от полутора до двух метров. Работать приходилась зачастую на коленях. Однако в годы Великой Отечественной войны скопинский уголь, в том числе и добытый в окрестностях Комсомольского, стал огромным подспорьем для Советской Армии и промышленности вместо угля с захваченных врагом месторождений на Донбассе и Кузбассе.


Вдоль улиц стоят однотипные дома на несколько квартир. Когда-то их строили как временное жилье для шахтеров. Сейчас некоторые дома заброшены. Другие же, наоборот, приобрели современный вид – пластиковые окна, фасад из сайдинга, пристройки.

Елена Николаевна Черная родилась и выросла в Комсомольском, работала на шахте связисткой, была секретарем комсомольской организации, заведовала клубом. И хоть много лет уже живет непосредственно в Скопине, свою малую родину не забывает. Пока идем с Еленой Николаевной по поселку, она рассказывает, что выросла в многодетной семье, родители и двое старших братьев были шахтерами. «Сейчас многие стараются отгородиться железными заборами, а мы после войны хоть и бедно жили, порой голодали, но дружили с соседями, выручали друг друга», – вспоминает Елена Николаевна.

Большое полуразрушенное здание. «Это была общественная баня, – говорит моя собеседница. – Напротив были ясли. Теперь и намека на них не осталось – все деревьями поросло. А неподалеку находилось спецпоселение. В начале Великой Отечественной войны здесь организовали лагерь для депортированных по национальному признаку из Поволжья российских немцев. Тогда поселок назывался «Колония «Шахта №46». Трудармейцы должны были отмечаться в комендатуре НКВД, которая располагалась тут же. Жили спецпоселенцы сначала в землянках, которые сами выкопали, только в начале пятидесятых годов людей переселили в бараки. Большинство немцев трудились в шахтах, на самых тяжелых работах».

Спустя много лет заслуженный деятель культуры, главный режиссер скопинского театра «Предел» Владимир Фердинандович Дель, рожденный в Комсомольском в семье российского немца и русской женщины, поставил спектакль «Гуссенбах-Кочугурки» о драматической судьбе спецпоселенцев.

Супруг Валентины Васильевны Гефенедер был еще ребенком, когда его вместе с родителями депортировали в поселок. «Всю жизнь он прожил здесь, был хорошим столяром», – рассказывает пенсионерка. В Комсомольском и сейчас немало семьей, в которых переплетены русские и немецкие корни.

Родители переехали в поселок из соседней деревни, когда Николаю Петровичу Туренко было семь лет. «Отец в шахте работал, мама – в детском саду. Жилье нам дали, – вспоминает Николай Петрович. – После школы я тоже на шахту пошел, был там самым молодым. Тяжелый труд, часто приходилось всю смену на коленях в воде работать». Это, конечно, не могло не отразиться на здоровье. Несколько лет назад Николаю Петровичу сделали операции по замене коленных суставов.

Анатолию Васильевичу Борисову – уже за восемьдесят. Семнадцать лет добывал уголь. «За это время опробовал все профессии в шахте», – улыбается он. Его сын и внук со своими семьями живут в Комсомольском. Только работы для мужчин в поселке нет. Вот и выкручиваются все по-разному: кто-то в расположенных неподалеку колонии или на автоагрегатном заводе работает, кто-то в Москву на вахту отправляется.

Старожилы вспоминают, как с размахом отмечали каждый год День шахтера. «У нас был даже духовой оркестр. Только он заиграет, и все спешат на праздник, – говорит местная жительница Нина Александровна Бирюкова. – А какие футбольные матчи устраивали». После смерти мужа Нина Александровна живет одна. Рядом с домом у нее – небольшой участок, где сажает овощи. «Сыновья приезжают в гости, помогают – газ провели, окна новые поставили, ремонт сделали», – делится пенсионерка.

Сегодня в Комсомольском медпункт работает несколько часов в неделю, аптеки нет. До недавнего времени была одна продуктовая палатка, на днях открыли магазин. Школьников возит автобус на занятия в поселок Октябрьский. А когда-то ведь в Комсомольском школа работала в две смены…


КАК ЭТО БЫЛО

Елена Николаевна Черная бережно хранит пожелтевшую от времени черно-белую фотографию. На ней – жители барака, который носил название Комсомольский. Среди изображенных на снимке людей прошло детство Елены Николаевны. «Мы были одной большой семьей, – вспоминает она. – И что бы ни происходило, старались помочь
друг другу».